Главная > Новости > Припасть к каким-нибудь истокам: как школьников учат нравственности

Припасть к каким-нибудь истокам: как школьников учат нравственности

В российских школах с подачи российского уполномоченного по правам ребенка могут начать преподавать семейное счастье, или, как официально называется предмет, семьеведение. Как объявила в начале декабря Анна Кузнецова, министерство образования “принципиально одобрило эту тему”. Русская служба Би-би-си собрала другие примеры того, как в школах пытаются реализовать “воспитательную функцию”.

Как объяснила Кузнецова, в случае с семьеведением обойдутся без дополнительной нагрузки: “Преподавание семейного счастья может быть рассмотрено в формате модулей в рамках существующих гуманитарных предметов”.

О том, что школьников нужно учить построению семьи, заявлял еще предшественник Кузнецовой, Павел Астахов. По его мнению, “рассказывать о семье надо, но надо рассказывать правильно”. Что такое правильно, тогдашний детский омбудсмен обозначил четко, призвав исключить из образовательного процесса курсы, “пропагандирующие ранние половые связи”.

Российский министр образования Ольга Васильева с Астаховым солидарна. “Разного понятия нравственности не бывает, оно едино. Стандартизация идеи должна быть”, – заявляла она, комментируя необходимость унификации нравственного воспитания в школах.

Уже сейчас в школах есть уроки, посвященные семейной жизни. Правда, пока ни о какой унификации речи нет: где-то преподают “Основы семейной жизни”, где-то “Мир семьи”, “Этику и психологию семейной жизни”, “Нравственные основы семейной жизни”. В девяти субъектах РФ такие курсы введены по решению местных властей во всем регионе. Еще в 29 – решение принималось на уровне школ и муниципалитетов. А, например, в Северной Осетии запущена разработка курса “Уроки семейного счастья” с учетом “региональных особенностей”, рассказала омбудсмен Кузнецова.

Страница учебника
Image captionВ учебнике “Нравственных основ семейной жизни” говорится, что аборт – убийство

В октябре Ассоциация родительских комитетов обратилась к минобру с предложением ввести в школах в качестве обязательного предмета “Нравственные основы семейной жизни” – курс авторства священника и монахини, пропагандирующий сохранение девственности до брака и клеймящий аборты. Он уже преподается в 60 регионах России как факультативный.

Кризис семьи

Данных о точном количестве школ, в программе которых есть “Нравственные основы”, у минобразования нет, так как не все регионы делятся этой статистикой. Так, например, на сайте Отрадненского управления министерства образования и науки Самарской области сообщается, что с начала 2017 года этот предмет был введен в 46 школах региона. А на сайте министерства общего и профессионального образования Свердловской области таких данных нет, хотя в школах этого региона уроки по “семейным ценностям” тоже проводятся.

Авторы “Нравственных основ” – священник Дмитрий Моисеев и монахиня Нина (Крыгина), оба из Екатеринбурга. До того как принять постриг, Надежда Крыгина преподавала психологию в Магнитогорском техническом университете. В одной из своих лекций монахиня рассказывает, что была замужем, но муж поставил перед ней выбор: или семья, или вера. В итоге Крыгина решила уйти в монастырь, куда забрала и своего сына, и приняла имя Нина.

Отец Дмитрий говорит, что участвовал “почти во всех семейных форумах с начала века”, но понял, что начинать нужно со школы. В 2012 году образовательный курс “Нравственные основы семейной жизни” выиграл конкурс министерства образования как “Лучшее педагогическое исследование”. “Это была общественно-церковная инициатива. Мы увидели, что Россия умирает: тогда умирали по миллиону в год… И начали с профилактики абортов. Но мы поняли, что боремся со следствием, а причина одна – кризис семьи”, – вспоминает Моисеев.

Чему учат “Нравственные основы”?


  • “На современных девочек и женщин большое влияние оказывает ориентация на социальное равенство полов<…> Было установлено, что ориентация девочек не на семью, а на карьеру стимулирует у них развитие таких мужских качеств, как конкурентность, стремление к доминированию”.
  • Создатели учебника ругают “пробный бракстремление пар пожить вместе, не оформляя отношений, они считают иллюзией семьи для женщины и иллюзией свободы для мужчины.
  • В пользу венчанного, а не просто зарегистрированного брака в учебнике приводится цитата жены Николая II Александры Федоровны: “Без благословения Бога, без освящения Им брака все поздравления и добрые пожелания друзей будут пустым звуком”.
Учебник
  • В хрестоматии – приложению к учебнику – есть статья о телегонии,недоказаной теории XIX века о том, что все половые контакты женщины оказывают влияние на ее потомство: “Известно, что даже через несколько лет после внебрачных связей с заезжими гастролерами на международных фестивалях, спортивных олимпиадах наши русские девушки стали рожать от белых генетически здоровых своих мужей – детей “ни в мать, ни в отца, а в черного молодца”.
  • Раздел, посвященный абортам, называется “Не убий”. Авторы категоричны: “Нельзя построить личное или семейное счастье на убийстве другого человека, тем более такого беззащитного, как нерожденный малыш”.
  • Отказ от материнства, говорится в учебнике, “может происходить вследствие низведения смысла собственной жизни до уровня получения удовольствия”.

“Инициатива снизу”

В 2015 году с инициативой сделать курс обязательным выступала комиссия Общественной палаты по развитию науки и образования. Председатель патриаршей комиссии по вопросам семьи протоиерей Димитрий Смирнов тогда настаивал, что школа должна пропагандировать традиционную многодетную семью в среде молодежи.

Осенью уже этого года курс начала продвигать Ольга Леткова, председатель Ассоциации родительских комитетов. В октябре она, по ее словам, обсуждала это с замминистра образования Татьяной Синюгиной. “Нам сказали, что это позитивная, хорошая инициатива, – рассказывала общественница, оговариваясь, что до решения вводить предмет еще далеко: – Будет ещё очень непростая борьба”.

“Многие из нас какого-то вероисповедания, это не значит, что мы навязываем свою веру. Учебник абсолютно светский”, – настаивает Леткова. Другое дело, что курс предлагает молодежи следовать традиционным ролям мужчины и женщины – в этом она видит однозначное благо.

“Если мы на уровне государства о традиционных ролях мужчины и женщины говорить не будем, мы очень быстро станем обществом, в котором будет родитель-один и родитель-два, как на Западе. Там запретили слова “мать” и “отец” как дискриминационные. Послушайте, это не равноправие никакое. Это диктатура либерализма и извращенчества”, – негодует Ольга Леткова.

ВенчаниеПравообладатель иллюстрацииMAMONTOV SERGEY/TASS
Image caption“Нравственные основы”, в частности, пропагандируют идею сохранения девственности до брака

Свою встречу с Летковой замминистра Синюгина комментировать Русской службе Би-би-си отказалась.

Отвечая на запрос, в минобрнауки пояснили, что к ним пока не поступало официальное предложение о включении курса в школьную программу. “Вопрос внесения дополнительного курса в школьную программу требует широкого обсуждения с педагогическим и родительским сообществом. Вместе с тем, в обязательную школьную программу уже включены курсы “Основы религиозных культур и светской этики” и “Обществознание”, в которых уделено внимание изучению традиционных ценностей”, – пояснили в министерстве.

Однако господдержки курс все же добился: издавший учебник по “Нравственным основам” фонд “Просветитель” получил грант на 450 тысяч рублей от правительства Москвы. В фонде Русской службе Би-би-си сообщили, что деньги предназначены на распространение учебных материалов по курсу в школах 20 регионов.

Сам отец Дмитрий выступает против того, чтобы сделать предмет обязательным для школьников. “Это предмет особый, это не учебный предмет для заучивания”, – говорит он. По его словам, курс должен быть включен в школьную сетку часов, но как “рекомендательный курс для воспитательной работы”.

“Наш интерес простой – чтобы то, над чем мы трудились, принесло пользу. На дорогах случаются ДТП, но это не значит, что не надо изучать правила дорожного движения. Еще как надо! В семейную жизнь вступают, а элементарных правил не знают. У нас к водительским правам более серьезный подход, чем к построению семьи”, – считает отец Дмитрий.

“Экзамен по воспитанности”

Замминистра Синюгина на работу в Москву переехала из Краснодарского края, где работала министром образования, науки и молодежной политики. При ней региональное министерство вместе с РПЦ разработало в рамках предмета “Кубановедение” – раздел “Духовные истоки Кубани”. С прошлого учебного года его изучают все школьники Кубани с 1 по 11 класс. “Базовым в воспитательной работе с учетом духовно-нравственных традиций нашего края, конечно, является патриотическое воспитание. Оно должно стать системным, содержательно наполненным, – говорила о предмете Синюгина. – Детям расскажут о первых храмах на Кубани или православных традициях кубанской семьи”.

Список предлагаемых предметов

Повсеместному проникновению в школу предметов гуманитарно-философского характера есть и простое практическое объяснение. Директор частного лицея №1 “Спутник” в Самаре Игорь Ермоленко подчеркивает, что согласно государственным образовательным стандартам, школа обязана организовать внеурочную деятельность. Какие именно это будут кружки и факультативы, решают в самой школе. “Это зависит от кадров, способных преподавать тот или иной предмет, материальных возможностей (не всякая школа сможет организовать кружок робототехники, например), иногда от запросов детей и родителей”, – объясняет Ермоленко. И в такой ситуации на помощь приходят предметы, на которые школе не нужно тратить много ресурсов.

Так, например, автор “Нравственных основ” Дмитрий Моисеев рассказывает, что к учебнику прилагаются пособия для учителей и дидактические материалы, так что преподавателям можно брать всё готовое. “Проходит, например, семейный форум или конференция. Мы презентуем курс. А там учителя, чиновники местных управлений образования, родители. Они принимают решение у себя в коллективе, что этот курс, как факультатив или классные часы, им нужен”, – говорит священник.

Кроме того, по его словам, курс помогает учителям и руководству школы выполнять возложенную на них “воспитательную функцию”.

Ирина Лукьянова, учительница литературы московской школы “Интеллектуал”, говорит, что современные планы учебно-воспитательной работы включают в себя всевозможные активности – от встреч с ветеранами до основ православной жизни. “Третий год дети пишут итоговое сочинение. Там темы в духе XIX века: что лучше – разум или чувства? Какого человека можно назвать отзывчивым? Дети должны порассуждать на отвлеченные понятия этико-философского плана – получается такой экзамен по воспитанности”, – рассказывает Лукьянова.

По её словам, в школу вернулись патриотические мероприятия, разговоры о любви к Родине и “о том, что надо переводить старушек через дорогу”.

“Школа в глубокой растерянности – никакого плана нет, все сочиняется на коленке, и этим потугам обычно грош цена, – объясняет Лукьянова. – Каждый пытается припасть к каким-нибудь истокам, но к каким конкретно припадать, общественного консенсуса нет. Поэтому и припадают кто во что горазд. Нет общей идеи, на какой концепции мы вообще собираемся строить завтрашний день”.

Иностранное слово секс

В 2014 году Россия ратифицировала факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, а также европейскую конвенцию о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений. Согласно обоим международным документам, в России должны вестись уроки полового просвещения. Дискуссии о том, как это будет выглядеть применительно к российским реалиям, шли долгое время, однако ничем результативным не увенчались.

Большим противником проведения подобных уроков был бывший детский омбудсмен Павел Астахов, известна его цитата: “У меня спрашивают, когда у вас появится секспросвет. Я говорю – никогда”.

“Слово “секс” – это иностранное слово. И оно в нашем восприятии как раз означает довольно примитивные, чисто биологические отношения. К сожалению, на Западе эта тема сводится исключительно к биологическим отношениям – что является растлением детей, если преподаётся в школах. Их фактически провоцируют на ранние половые связи, только учат предохраняться, а все остальное разрешено”, – считает Ольга Леткова, сторонница введения “Нравственных основ” в школьную программу.

О необходимости предохраняться школьникам рассказывают как минимум один раз в год – на уроке профилактики ВИЧ, во всемирный день борьбы со СПИДом. Однако некоторые родители недовольны и этим.

“Родительское Всероссийское сопротивление”, связанное с движением политика Сергея Кургиняна, сразу после проведения урока в этом году выступило с открытым письмом к министру образования. “Сами разговоры о том, как надо использовать презервативы и что это “безопасное поведение”, снимают у детей внутренний психологический запрет на вступление в ранние половые связи”, – негодуют авторы обращения.

Пока школа стоит на страже сексуального просвещения среди школьников, им занимаются энтузиасты. Журналистка и секс-блогер Татьяна Никонова в августе этого года объявила о сборе средств на учебник “Наука секса для подростков”. И за короткое время с помощью краудфандинга собрала почти полтора миллиона рублей.

Никонова убеждена, что подростка нужно снабдить знаниями, которые позволят ему обезопасить себя во время сексуальных контактов. Никонова уверена, что цели у нее с российскими властями общие: “Мы все хотим, чтобы из детей выросли здоровые, счастливые люди, у которых были бы стабильные отношения. Но идем мы к этому разными путями. Я предпочитаю идти путем современным, который говорит, что нельзя заковывать детей в оковы незнания. А государственный подход – это “давайте говорить, что нужно быть невинными до брака”. Дети же не слепые, они живут в нашей культуре и видят все, что их окружает. А окружают их взрослые люди, у которых не по одному браку за жизнь. Да у нас даже президент разведен! Это все равно, как если бы курящие учителя говорили им, что курить вредно”.

BBC

Добавить комментарий